former hashahhar (hashahhar) wrote,
former hashahhar
hashahhar

Из истории эстонских евреев I-V

Разделы книги Копла Йоктона c начала публикации.

Из истории эстонских евреев I
Сегодня мы начинаем публикацию отрывков из книги Копла Йоктона «История эстонских евреев». Книга была опубликована в 1926 году на идише под заголовком «Ди гешихте фун ди идн ин Эстланд». В 1992 году вышел её перевод на эстонский язык, сделанный Мовше Михельсоном, с любезного разрешения которого мы публикуем русскоязычную версию книги.
Первые евреи на эстонской земле.
До того, как евреи поселились в странах Балтии, они появились прежде всего в Таллинне. Первые данные о евреях Эстляндии и Курляндии относятся только ко второй половине XVI столетия. Данные Таллиннского архива указывают на появление здесь евреев уже в конце XIVв. Установлено документально, что в 1373 году в Таллинне жил под защитой городских властей магистр Йоханнес, по просихождению еврей. Не известно, почему он сюда прибыл и чем занимался. Можно только предполагать, что его пригласили в Таллинн из Германии как известного врача. Так или иначе, но магистр Йоханнес – это первый еврей в странах Балтии, о котором имеются более-менее достоверные сведения.
В более поздних архивных документах Таллинна упоминается ервей Павел (нужно учитывать, что в документах того времени евреи часто упоминаются под христианскими именами, поскольку для окружающих их еврейские имена были незнакомы и евреев называли более привычними именами), которого городской магистрат оштрафовал в 1411 году на 20 эре: за беспочвенное обвинение другого лица. А в 1413 году этот же Павел купил у Таллиннского бюргера Клауса Цертвегера за 30 марок магазин на нынешней улице Кулласеппа. Покупатель должен был выплачивать деньги по частям: 1 марку – к Пасхе, 1 марку – на Михайлов день и т.д.
Можно с уверенностью сказать, что с наступлением периода Орденского владычества на территории Балтийских стран евреев не было, за исключением Таллинна. Причина проста – они опасались за свою жизнь. Рыцари католических орденов отличались исклчительной кровожадностью по отношению к представителям любой другой веры. Не знали пощады и христиане, если они высказывали малейшее сомнение в незыбленности католических догм – в этом случае их ждал костёр. Иной была ситуация в Таллинне. Долгое время город был под властью Датской короны. Даже когда Дания продала в XVIв. свои владения в Эстонии местному ордену, Таллинн и его окрестности сохранили свою относительную самостоятельность и городские власти относились к евреям довольно гуманно.
В Южной Эстонии, которую называли Лифляндией, евреи жили и занимались торговлей под постоянной угрозой притеснений и высылки. После перехода этой территории под польское владычество король Сигизмунд в 1503 году под влиянием настроенного враждебно к евреям Рижского магистрата отдал распоряжение властям Пярну, Тарту и Цесиса (Вынну) выслать всех еврейских торговцев, поскольку они обманывают местное население. Исполнять указ особо никто не торопился, поэтому его приходилось впоследствии неоднократно повторять. Рижский магистрат жаловался как польскому сейму, так ландтагу в Цесисе, что евреи продолжают безнаказанно проживать, а польские помещики, у которых они работают в качестве перекупщиков и поставщиков, защищают их. Част евреев спаслась от высылки с помощью изведанного способа – давая взятки, от которых, само собой разумеется, чиновники не отказывались. В целом, здесь проживало очень мало евреев и их число ещё более уменьшилось после перехода этих земель под власть Швеции. Враждебно настроенные к евреям новые правители сразу дали понять, что теперь на этой земле царят законы шведской церкви: «Необходимо использовать все средства для крещения прибывающих сюда евреев».
В последние годы правления Швеции в Эстонии, благодаря увеличению товарооборота между Польшей и Литвой, стало быстро расти и число евреев. Концом XVIIв. датируется в протоколах Таллиннского магистрата текст присяги на верность, которая была составлена специально для евреев. Это означает, что уже в то время евреи имели в этом регионе некторое влияние на хозяйственную жизнь. Чуть свободнее они могли вздохнуть после завоевания Эстонии русским царём Петром I. Вместе с тем евреи не получили права на постоянное поселение. Некоторым из них дали временный вид на жительство, частично потому, что российские власти поручали им выполнять различные торговые сделки в интересах России. С целью распространения и укрепления права на поселение было образовано общество «Подзащитный еврей». Особенно возросло в Эстонии число «подзащитных евреев» во времена канцлера Остермана, правившего при фаворите Петра I Меньшикове и императрице Анне Иоанновне. С тех времён известно о тяжбе занимавшегося велирной торговлей в Риге и Таллинне еврея Ицхака Маркуса Саломона с таллиннским ювелиром, который требовал, чтобы этот еврей был безусловно выслан из Таллинна и ему было бы запрещено в дальнейшем продавать ювелирные изделия. Это требование исполнено не было, поскольку за спиной еврейского ювелира стоял канцлер Остерман, который видел в еврейской торговле большую пользу для России.


Из истории эстонских евреев II
Тяжёлые времена наступили для евреев Эстонии тогда, когда в России на трон взошла Елизавета. В 1742 года она отдала приказ выслать из пределов России всех евреев. Это требование распространялось и на Эстонию. Известный исследователь Балтии Гадебуш писал, что в то время из тарту было выслано 18 евреев. Некоторые приняли христианство для того, чтобы остаться в Эстонии. с этого момента и до вступления на престол Екатерины в Эстонии не было евреев. Екатерина понимала, какую пользу для промышленности и торговли государства могут принести евреи, поэтому она разрешила им поселиться на территории империи, но на специально отведённых территориях. В Эстонию евреи проникали нелегально. С тех времён в Таллиннском городском архиве сохранилось множество писем евреев-купцов из Могилёва и дугих городов, которые подтверждают интенсивный обмен товарами с таллиннскими купцами-христианами, в особенности, с богатыми оптовиками Дуборгом и Юргенсоном. Можно назвать имена таких еврейских купцов, как Цейтельс, Якоб Эфраим бен-Давид Лурье и Хайн бен-Ахарон Марголь. Их фирмы имели отделения даже в Лейпциге и Лондоне. Торговали практически всем. По своим делам посещали часто и Таллинн – по разрешению властей, но и без такового. Полиция на такие случаи, расследовать которые необходимости не было, обычно закрывала глаза. Особенно возросло количество нелегальных еврейских купцов в конце царствования Николая I и в первые годы Александра II. Они были, в основном, мелкими торговцами и ремесленниками, среди последних преобладали кровельщики-гонтари, сапожники, портные и жестянщики. По происхождению они были из Польши, Литвы и Курляндии. Большая конкуренция и стеснённые жилищные условия на отведённых для них территориях вынуждали их приезжать в Эстонию. Здесь было легче заработать себе на кусок хлеба, ради чего они были готовы терпеть преследования и жить в постоянном страхе попасть в список высылаемых лиц. Менее предприимчивые соглашались креститься в случае опасности. Поэтомув первые годы существования еврейских общин в городах мы находим довольно много крещённых евреев, которые по числу иногда даже превышали число живущих в этой местности своих соплеменников. Однако несмотря на смену вероисповедования, в душе оставались евреями и соблюдали свои религиозные обряды.
Местное население, особенно крестьяне, относились к евреям дружески и часто защищали их от произвола властей. Евреи зарабатывали хорошо. Но беда тем, кто попадался в сети полицейского чиновника – с такими разговор был коротким: их высылали из губернии, при этом имущество конфисковалось. Не помагали деж взятки, поскольку половина конфискуемого имущества шла полицескому начальнику. Иногда евреи прятались, переодеваясь в одежду крестьян. Некоторые, более смелые и предприимчивые, оказывали сопротивление властям. Сохранилась запись об одном еврее, имущество которого пришли конфисковывать урядник с нарядом полиции, чтобы затем выслать этого еврея из пределов губернии. Еврей схватил урядника, поднял его в воздух и, используя его в качестве орудия для битья, стал избивать полицейских. Все это вызвало замешательство и испуг среди стражей порядка, которые в испуге ретировались. Урядника нашли потом без признаков жизни, а непокорный еврей смог сбежать и скрыться да так, что найти его так и не смогли.
В середине 30-х годов XIX века лицам еврейского происхождения по специальному разрешению довзволялось прибыть из Лифляндской губернии на лечение в Тартуские больницы, которые в то время пользовались известностью по всей России. Чуть позже появились и еврейские студенты в Тартуском университете. Этому способствовала и тогдашняя политика Российского правительства, одной из целей которой было любым способом подталкивать евреев смешиваться с окружающими их народами. Студентом было разрешено до окончания учёбы жить в студенческом городе за пределами черты оседлости.
В записях летописца тартуской еврейской общины Элиэзера Феркина можно прочесть, что первым еврейским студентом, прибывшим в 1840 году Тарту для учёбы на факультете права, был Александр Вульфус, родом из Митавы (по данным «Краткой еврейской энциклопедии», том 9, стр.763 первый еврейский студент появился ещё в 1810 году и его звали Ш.Вульф, но закончить обучение и получить степень доктора юриспруденции ему не удалось. 1825 году в университете обучалось уже 6 евреев. – прим.переводчика). по окончании учёбы в 1845 году он принял христианство и остался жить в Тарту. Александр Вульфус был уважаемым человеком среди жителей Тарту, как евреев, так и христиан. Он принимал очень энергичное участие в основании Еврейской начальной школы, неоднократно избирался членом городской управы. Когда он умер в возрасте 90 лет, на похороны собралось огромное количество людей.
В 40-е годы еврейских студентов больше всего привлекала возможность обучения на медицинском факультете университета. Во-первых, с дипломом какой-либо другой специальности еврею было трудно найти работу в России. Во-вторых, жизнь в провинциальном городе Тарту, своего рода российском Гейдельберге (знаменитый университет в Германии. – прим.переводчика) была более дешёвой, чем в других университетских городах. В-третьих, Тарту назодился сравнительно недалеко от крупных еврейских центров. В начале студенты прибывали из тех еврейских центорв, где говорили на немецком языке, который был языком преподавания в Тартуском университете.


Из истории эстонских евреев III
Появление еврейских общин в Эстонии
Появлению еврейских общин в Эстонии положили начало Николаевские солдаты, так называемые кантонисты. Они проходили здесь службу после того, как император издал указ о призыве евреев на действительную службу в армию. Уже в 1828 году Таллинн стал сборным пунктом для кантонистов (кроме Таллинна в России было ещё 2 центра – Псков и Архангельск). Сюда свозили до полутысячи еврейских мальчиков в возрасте 10-14 лет. Часть оставляли в Таллинне, часть распределяли по окрестным деревням. Будущих солдат воспитывали в условиях сверхжёсткого режима. Их любой ценой принуждали принять христианскую веру. Большинство не выдерживали пыток и унижений. Кто умер, а кто и переходил в православие. К примеру, согласно церковным книгам Таллинна от 1844 года в православие перешли 110 евреев. По свидетельству таллиннского еврея Давида Эпштейна из нескольких тысяч кантонистов еврейской вере остались верны только полсотни.
Давид Эпштейн попал в Эстонию ещё ребёнком (в 1828 году). Вместе с большим отрядом кантонистов его отправили на Аландские острова, где он отслужил в армии 23 года. После этого он вернулся в Таллинн, где и остался. Из всего состава отряда кантонистов, с которым прибыл Эпштейн, он прожил дольше всего. Его потомки и поныне (в 1926 году – прим.переводчика) живут в Таллинне.
Во время Крымской войны в большинстве гарнизонов Эстонии, в основном, в Таллинне, Тарту и Пярну, служило довольно много евреев. Им было дозволено во время прохождения службы создавать семьи, которые также содержались на казённый счёт. Есть предание, что во время молитвы для чтения Торы вызывали не по имени, а по принадлежности к полку и воинскому званию, например, ефрейтор первой роты Онежского полка или Двинский трубач второй роты.
Уже в 1856 году в Таллинне была значительная община (здесь и далее речь идёт о религиозной общине, - прим.переводчика), состоявшая из 50-60 Николаевских солдат и членов их семей. В Тарту по данным на 1859 год в общину входили 10 солдат со своими семьями. В это же время небольшая община образовалась и в Пярну в составе 10-11 солдатских семей. В середине 60-х годов подобные общины появились и в других городах Эстонии: Нарва, Вильянди, Выру, Валга, Раквере.
Этому процессу способствовало и сделанное в 1865 году изменение в законодательстве. Тогда царь Александр II разрешил некоторым категориям евреев проживать на всей территории России. Такое разрешение получили Николаевские солдаты со своими семьями; имеющие профессиональные сертификаты и выполняющие соответствующую работу ремесленники; получившие диплом и отработавшие после этого 5 лет подряд купцы I гильдии; специалисты с высшим образованием. Еврейские мелкие торговцы и ремесленники, проживавшие в отведённых для них местностях поблизости от городов Эстонии, получили разрешение переселиться в города. Образовалась довольно примечательная еврейская колония, которая постоянно росла.
Еврейские общины, появившиеся в Эстонии, ставили своей целью удовлетворение религиозных потребностей своих членов. Любое событие, даже в небольшой мере связанное с религией, тем или иным образом оказывало воздействие на духовное состояние еврейства того времени. Религиозная деятельность не утратила своей значимости и сейчас, но в то время она практически была единственным способом культурного просвещения для евреев, находившихся вдали от прочей духовной жизни. Поэтому будет нелишним остановиться здесь по-подробнее на местных общинах, особенно, на процессе их образования.
Еврейская община Таллинна
Первые годы
Официальной датой основания еврейской общины Таллинна можно считать 1856 год. Тогда община кантонистов твёрдо встала на ноги, было основано кладбище и погребальное братство. Но как уже было сказано выше, начало было положено намного раньше. Первые еврейские кантонисты стали прибывать в Таллинн в конце 20-х годов XIX века. В 40-х годах здесь возникла небольшая синагога на улице Маакри, где еврейские солдаты могли молиться. Община не осталась и без своего раввина – кантониста Мейера Раминовского, которого официально именовали «учёным евреем». Должность шохета (или шойхета, т.е. резника скота и птицы в соответствии с законами кашрута, – прим.переводчика) занимал кантонист Тосев.
Есть точные данные относительно того, что уже в 40-е годы выдывались свидетельства о рождении и смерти. К сожалению, книги их учёта пропали. Если бы они имелись, то мы могли бы получить статистический обзор местного еврейского населения того времени. Уже упоминалось о том, что в 1856 году солдаты основали кладбище (старое еврейское кладбище на улице Магазийни, уничтожено в советское время – прим.переводчика) и «Хевра кадиша» (погребальное братство). Необходимые средства солдаты собрали сами. Они продавали свой дневной хлебный паёк и другие продукты, отказывались и от других благ, даже осознавая, что кладбище и погребальное братсво может им самим и не понадобиться, т.к. после окончания службы они должны были покинуть эти места.


Из истории эстонских евреев IV
Последствия ослабления ограничений в 1865г.
Ещё раз подчеркнём: в Таллинне дозволялось проживать только евреям из числа «николаевских солдат». Бывали случаи, когда евреи приезжали по делам на основании полученного от властей пропуска. Некоторые рисковали, приезжая тайно. В деятельности Таллиннской еврейской общины кантонистов они особого участия не принимали. Исключением стал прибывший из Полоцка Могилёвской губернии лесоторговец Я.Куклинский, который славился умением шить корсеты. Он добился поддержки со стороны местного женского населения из высшего сословия. Благодаря этому он стал единственным евреем-частным лицом, получившим уже в 50-е годы разрешение на проживание в Таллинне.
Я.Куклинский был для своего времени очень образованным человеком. Он владел несколькими европейскими языками. Это открыло ему путь в дома таллиннских аристократов. Таким образом он смог стать полезным местным кантонистам. Однажды он направил жалобу в Санкт-Петербург на то, как таллиннский комендант генерал Паткуль плохо обращается с кантонистами. Из столицы прислали генерала разбираться на месте. Паткуль попытался арестовать Куклинского, но еврейские солдаты скрывали его то тех пор, пока ему не удалось бежать на свою родину, в Могилёвскую губернию. После смерти Паткуля Куклинский вернулся в Таллинн. (Я.Куклинский был фактическим руководителем и «штадланом», т.е. признаваемым властями представителем Еврейской общины Таллинна. Одной из причин его конфликта с генералом Паткулем стало противодействие обращению кантонистов в христианство, за что церковные власти и военное командование неоднократно привлекали его к суду, пока ему не пришлось скрыться из города. Благодаря усилиям Куклинского число кантонистов, принимавших крещение, сократилось со 110 в 1844г. до 9 в 1853г. – примечание переводчика, по материалам Краткой Еврейской энциклопедии).
После ослабления ограничений в 1865 году сюда прибыло много евреев-ремесленников со своими семьями. Большинство из них были родом из Литвы (Шяуляй, Паневежис и др.). Позже приехали из Польши, Курляндии, северо-западных губерний России (Витебск и Могилёв). Таллиннская еврейская община пополнилась большим количеством новых членов. Особенно заметным был рост числа еврейских солдат – в Таллиннской крепости концентрировалось всё больше военных сил. Евреи служили преимущественно в Таллиннском гарнизоне, Донском, Двинском и Беломорском полках. По окончания срока службы они оставались тут жить.
К 1868 году приток евреев так вырос, что маленькая молельня солдатской общины на улице Маакри уже не могла всех принять. Пришлось обращаться к военным властям с просьбой об основании новой синагоги. Вскоре её открыли в помещениях бывшего порохового погреба недалеко от казарм, рядом с нынешней Казанской церковью. Пороховой погреб солдатам отдали в пользование бесплатно. Но им пришлось пролить много пота прежде, чем это помещение получило достойный вид.
Еврейским ремесленникам и торговцам не нравилась новая молельня отставных солдат: она находилась далеко от города и не могла вместить всех желающих, хотя и была больше, чем прежняя на улице Маакри. Ремесленники и торговцы обратились к Рижскому генерал-губернатору Суворову с просьбой разрешить им арендовать помещения для синагоги на улице Мюйривахе. Просьбу поддержали и евреи-предприниматели, которые в большом числе были заняты в Таллинне на строительстве железной дороги. Первоначально самостоятельные богослужения было разрешено проводить только 3 раза в год – на Песах, Шавуот и Рош ха-Шана. Но в 1870 году, когда было получено разрешение на проведение богослужений на протяжении всего года, была торжественно открыта молельня еврейских ремесленников и торговцев на улице Мюйривахе.
Большая синагога
Наличие двух синагог разделило еврейскую общину на две части, между которыми иногда возникали серьёзные разногласия. Чтобы исправить положение, в 1870 году собрались представители отставных солдат и частных лиц. Было решено построить одну общую синагогу и начать сбор денег на эти цели у местных евреев. Большой вклад сделали те евреи, которые приехали сюда в связи со строительством железной дороги в Таллинне. Значительные пожертвования сделали местные торговцы и предприниматели. В 1876 году был кулен дом на улице Маакри. Очень вовремя подоспело решение правительства разрешить тем евреям, которые имеют вид на жительство, приобретать в этом городе недвижимость. Этой возможностью активно воспользовалось руководство Еврейской общины Таллинна, во главе которой стоял очень образованный человек, Йешайоху Левинович, посвятивший всю свою жизнь еврейской общине. Через несколько лет руководство общины по инициативе Й.Леиновича решило построить на этом месте новую большую синагогу, которая соответствовала бы размерам и значимости общины. В 1882 году (в 5642г. по еврейскому летоисчислению) был заложен краеугольный камень. А в 1885 году синагога была торжественно освящена в новом, уже специально оборудованном здании. (Здание находилось примерно на том месте, где был Дом профсоюзов, нынешняя улица Лайкмаа и частично универмаг Каубамая; пострадало во время войны и снесено в послевоенные годы, - примечание переводчика).
В то время в Таллинне раввином был Гуревич. Здесь проживали и другие раввины, которые приезжали из других городов (Якобсон, Бецалель Эпштейн), но только Гурвечи считался официальным раввином Таллиннской религиозной общины. Эти обязанности он исполнял до переезда в Лютцен в 1889 году, где он прожил до самой своей смерти.


Из истории эстонских евреев V
Экономическая, культурная и общественная жизнь
Материально положение евреев в Таллинне было хорошим с самого начала. Большой порт и многочисленный гарнизон обеспечивали постоянный источник доходов. Ещё большее облегчение дал указ царя Александра II от 1876 года (разрешающий евреям приобретать недвижимость во всех районах Таллинна, – прим.переводчика). Даже те, у кого не было права проживать в Таллинне, приобретали себе дома на имя христиан.
На с образование дело обстояло не так хорошо. Довльно мало евреев посылали своих детей учиться в общеобразовательные школы. Большая чсасть детей оставалась вовсе без какого-либо образования. Ещё труднее было получить еврейское образование. Причиной тому было малое количество еврейских преподавателей, имевших вид на жительство. Показателен в этой связи случай с одним учителем, который прибыл в Таллинн в 1867 году из Ковенской (Каунасской) губернии с дипломом кузнеца. На этом основании он получил вид на жительство. Но поскольку он на месте не занимался кузнечным делом и у него не было также кузни, то его отправили по этапу обратно. Правда, некоторые бывшие николаевские солдаты обучали на дому, исполняя таким образом функции хэдера, но для местной еврейской общины этого было недостаточно. Тем более, что иногда их уровень вызывал достаточные сомнения об их соответствии роли воспитателя.
Некоторые евреи посылали своих детей в еврейские религиозные школы в небольшие города, где евреев было больше. Очевидно, что это было по силам только состоятельным родителям и, в некоторой степени, детям из семей со средним достатком. Кому удавалось, те устраивали своих детей к бывшему николаевскому солдату Лехману, о котором шла слава как о более способном и умелом домашнем учителе среди других подобных в Таллинне. Позже лехман нанял в свою школу других преподавателей, которые вели общеобразовательные предметы. В середине 70-х годов Лехман повысил уровень своего хэдера (класса начальной школы, где основное внимание было уделено изучению Торы, молитве, чтению и письму на иврите) до начальной школы. Нужно иметь в виду, что в этой школе учились, в основном, еврейские дети бедняков инекоторой части среднего класса. Более состоятельные предпочитали христианские школы. Позже школа Лехмана перешла во владение Еврейской общины и в начале XX века её директором был Тракки. Когда же в Таллинне появилось Благотворительное общество, то школа перешла на его содержание.
Несмотря ни на что, у таллиннских евреев не было особых причин жаловаться на жизнь. Ситуация изменилась с наступлением 80-х годов. Многих евреев выслали из города. От крепкой общины, численность которой достигала 700-800 семей, к концу 80-х годов осталось всего 200-300 еврейских семей. Но нет худа без добра. Преследования таллиннских евреев расшевелили в них национальные чувства. Стали искать пути выхода из тяжёлого положения. Как и в других еврейских центрах, так и в Таллинне в 1884 году возник кружок рабочих под руководством Рубина и Эпштейна. Его целью стал сбор средств на перевеление евреев в Израиль. Из этого кружка выросло общество поддержки Израиля «Ховевей Цион», которое в свою очередь превратилось в сионистскую организацию, основанную в Таллинне сразу же после Первого сионистского конгресса в Базеле (29-31 августа 1897г.) Шаулем Померанцем. При его энергичном участии в общественную деятельность было вовлечено довольно много людей, что способстсвовало также созданию подобных организаций в городах других уездов. В то время на должность Таллиннского раввина вступил Брадковский, который в конце 80-х годов был известным в Таллине провизором. В качестве раввина он оказывал местным евреям большую помощь.
Влияние революции 1905 года.
Далёкие от культуры еврейские ремесленники и торговцы Таллинна никогда не испытывали особого интереса к общественной жизни. Одной из причин было то, что Таллинн находился далеко от еврейских центров. Во-вторых, своё влияние оказывало и общая угнетённость евреев в царской России. Только в 1905 году, когда появились первые ростки демократии, у многих молодых евреев Таллинна появилась надежда, что вскоре завершится продолжающийся уже сотни лет гнёт. Группа еврейской молодёжи, в том числе Абрам Гуревич, Гуткин, позже Тамаркин, Рохлин и другие вступили в местную ячейку социал-демократической партии. Некоторые примкнули к военной группировке, задачей которой была революционная пропаганда среди солдат. Третья группа принадлежала к тем общественным организациям, члены которых занимают теперь (в 1926г. – прим. переводчика) достойные места в правительстве Эстонии: Пятс, Рей, Мартна, Страндман, Ойнас и др. (все перечисленные лица входили в Учредительное собрание Эстонской Республики, Константин Пятс неоднократно занимал пост гос. старейшины, после переворота единолично правил государством, в 1938г стал первым президентом, был репрессирован после начала советсткой оккупации и умер в тюремной больнице в 1956г.; Аугуст Рей, в то время депутат Рийгикогу, позже был гос.старейшиной, министром, дипломатом, умер в 1963г. в Швеции; Михкель Мартна, один из основателей соц.-дем. движения в Эстонии, в то время – депутат Рийгикогу, умер в Таллинне в 1934г; Отто Страндман, занимал посты премьер-министра, министров, в то время – член Рийгикогу, позже – государственный стрейшина, покончил жизнь самоубийством в начале 1941 года на своём хуторе; Александер Ойнас, в то время – государственный контролёр, позже работал на министерстких постах и в общественно-политических организациях, был репрессирован после начала советской оккупации и умер в лагере в 1942г – прим.переводчика). Среди местных жителей, преимущественно рабочих, было распространено мнение, что вскоре революция 1905 года будет задушена, реакция вновь подымет голову, революционно настроенные молодые евреи будут арестованы, а общественная жизнь таллиннских евреев будет вновь загнана между стен синагоги. Только таллиннская сионистская организация – единственная еврейская общественно-политическая организация – продолжает свою деятельность, то активную, то более умеренную, в зависимости от общей обстановки в стране.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments