former hashahhar (hashahhar) wrote,
former hashahhar
hashahhar

Из истории эстонских евреев XVI-XX


Из истории эстонских евреев XVI
Продолжаем публикацию перевода на русский язык книги Копла Йоктона “Из истории евреев в Эстонии». Начало в номере за март 2003г.
Новая синагога в Тарту
Хотя к 1896 году здание Тартуской синагоги не раз ремонтировалось и переделывалось, оно становилось всё более тесным для местной еврейской общины. Уже с середины 90-х годов тартуские евреи стали подумывать о новом, каменном здании своей синагоге, которое бы удовлетворяло местную общину, культурная и общесмтвенная жизнь которой уже получила признание в еврейском мире. Толчком стало постоянное увеличение доли интеллигенции из числа студентов. Было решено образовать Фонд ремонтных работ, куда каждый член общины вносил определённую сумму на строительство нового здания.
В 1899 году, когда была собрана довольно значительная сумма денег, решили приступить к строительству. В середине лета того же года был заложен краеугольный камень здания. В торжествах по этому случаю приняли учсастия высшие полицейские чины и другие лица, неевреи, относящихся к высшему сословию города. В связи с закладкой камня многие члены общины сделали пожертвования в меру своих возможностей.
Строительство продолжалось примерно 3 года. В 1903 году Тартуская община провела церемонию освящения здания (на иврите – ханукат ха-байт, – прим.переводчика). Через некоторое время было завершено внутреннее оформление, включая мастерски изготовленную менору, красота которой стала своеобразным памятником её автору, умершему к тому времени члену общины Татаркеру. На пожертвование Кана был изготовлен ещё один подсвечник и скамьи. Строительство синагоги обошлось в 30 тысяч рублей. Часть денег поступило от продажи мест в синагоге.
Жизнь тартуских евреев от начала XX века до Первой мировой войны
Новый век отразился и на жизни тартуских евреев. Её религиозные осноы становились всё более шаткими. Как и везде в других местах, так и тут пытались освободиться от влияния синагоги и прочего, связанного с религией и помогавшего консолидации еврейства.
Оказал своё влияние и процесс национального пробуждения в связи с проведением Первого сионистского конгресса в Базеле в 1897 году. Молодые члены Академического общества Тарту основали в 1900 году сионистскую организацию. С самого начала в ней активно участвовали М.Узвански, Х.Сельманович, А.Й.Якобсон, Д.Кан, М.Флакс, братья Й. и Л.Кропман и другие. Среди студентов особенно выделялись Гавендо, Вольфсон и Кайдановский. Большая часть прежнего сионистского движения вступила в новую организацию. В 1906 году у сионисткой организации была своя библиотека «Свет Сиона», насчитывавшая 800 книг.
В среде интеллигенции и рабочих получила распространение и марксистская идеология. В 1904 году в Тарту был организован «Бунд». Началась настоящая культурная война против сионистов, что ещё больше оживило культурную жизнь тартуских евреев. Чуть позже здесь создаётся общество социал-сионистов. Новые организации действовали разрозненно, их сплотила только волна погромов, последовавшая за революцией 1905 года. Тогда была создана совместная самооборона с целью предотвращения погромов в Тарту. При участии Гавендо и других было тайно получено оружие из Копенгагена. Оно было предназначено для использования в случае, если революционные события в России докатились бы до Тарту.
После того, как царь подавил революцию, начались аресты среди тартуской еврейской интеллигенции. Это привело к ослаблению, а иногда и к полному прекращению деятельности их организайи в 1907-1908гг. Исключением осталась более жизнеспособная сионистская организация. Еврейская школа, которую до сих пор поддерживала Студенческая касса взаимопомощи, перешла к Тартуской общине. Касса была реорганизована в 1907 году с целью помощи наиболее нуждающимся евреям. (в «Предпосылках» указано, что это было «Юрьевское Еврейской благотворительное Общество» – прим.переводчика)
Под вывеской благотворительного общества проджолжали сионистскую деятельность. Когда в стране началось преследование любого свободомыслия, то в среде эстонского еврейства, особенно в Тарту, стало всё больше преобладать стремление к эмиграции.
(продолжение следует)



Из истории эстонских евреев XVII
Продолжаем публикацию перевода на русский язык книги Копла Йоктона “Из истории евреев в Эстонии». Начало в номере за март 2003г.
Жизнь тартуских евреев от начала Первой мировой войны до провозглашения независимости
Мировая война оставила родителей без детей, а детей – сиротами. Каждый думал о том, как залечить свои раны. В первые годы войны практически полностью замерла культурная и прочая общественная деятельность. Публичные собрания попадали под ограничения законов военного времени. В Тарту были отменены даже собрания Погребального братства, которые до сих пор проводились в ноябре-декабре. Только основанное в 1914 году Благотворительное общество продолжало свою активную деятельнтость, теперь уже под наименование «Общества помощи Юрьевским евреям» помощь оказывали прежде всего тем семьям, у которых кто-то находился на воинской службе. В этом участвовали и состоятельные евреи.
1915 год принёс важные события. Из-за предательства командования российская армия оставляла один город за другим. Немцы смогли захватить довольно большие территории бывшей Российской империи. И опять евреи должны были отвечать за грехи других. Царские генералы стали обвинять беззащитных евреев в массовой шпионской деятельности и симпатиях к врагу. Был дан приказ оставить свои дома и имущество в течение нескольких часов. Несчастные еврейские беженцы растеклись по всей России. Многие из них прибыли и в Эстонию. Тартуские евреи помогали беженцам по мере возможности, также и еврейское студенчество проявило готовность оказать помощь, организовав дешёвые столовые. Академическое общество превратилось в швейную мастерсткую, где шили и ремонтировали одежду бездомных. При посредничестве Академического общества весь доход от лекций в Тартуском университете представителя Центра беженцев из Польши профессора Тарновского был пожертвован местным бездомным. Еврейские студенты взяли на себя обязательство оказывать денежную помощь находящимся в Тартуском лазарете раненым.
Так в бедах и страданиях проходили военные годы пока не пришла русская революция 1917 года. Вместе со всеми угнетёнными евреи приветствовали освобождение от царского ига. Еврейский народ получил равные наряду с другими народами права, ему открылась надежда обрести счастливую жизнь во многонациональной семье новой России.
В Тарту евреи создали целый ряд новых партий. Повсюду развивалась культурная жизнь. В помощь польским беженцам был основан Демократический клуб с целью поднятия их духовного уровня. Собралось довольно много заинтересованных лиц. Летом того же 1917 года состолся Всероссийский съезд евреев. Среди его участников были и делегаты от еврейских общин Эстонии. Особенно укрепилась сионистская организация. Росту национального самосознания способствовала и опубликованная в Англии Декларация Бальфура. Представители Эстонии были и на VII Всероссийском сионистском конгрессе. В это же время в рамках Академического общества возникла сионистская секция «Друг» («Хехавер»). Самой большой активностью здесь отличались Л.Виленский и Якоб Генс.
В 1917 году было решено увековечить память заслуженного деятеля Тартуского студенчества др.Якоба Эйгеса. Была основана детская библиотека, которой присвоили его имя. Позже было решено передать все еврейские библиотеки Тарту в ведение общины. Решение было выполнено 21 апреля 1918 года. Вместе с библиотекой Эйгеса общине была передана и основанная в 1908 году еврейская библитека «Свет Сиона», которая была на попечении Академического общества.От этого общества библиотека Эйгеса получила ранее 250 книг. В наши дни (в 20-е годы XX века – прим.переводчика) это хранилище книг является самой полноценной еврейской библиотекой Эстонии.
Через несколько месяцев немцы оккупировали Эстонию. Все были в расстерянности. Но шаг за шагом жизнь входила в нормальную колею. Благодаря настойчивости Й.Паенсона немецкие власти разрешили открыть в Эстонии Демократический клуб. В мае 1918 года начал свою работу первый Своет общины, который можно считать одним из результатов участия во Всероссийском съезде евреев. Председателем общины был избран Элийоху Менахем Узвански. В ведении Совета общины были все вопросы, связанные с жизнью местных евреев. Бюджет был утверждён в сумме 120 тыс.рублей.
В период немецкой оккупации Совет общины не мог проводить регулярные заседания. Была предпринята попвтка провести двухдневное собрание 5-6 января 1919 года, но наступление Красной армии вынудило отложить его. Хотя большевики правили в Тарту непродолжительное время, им удалось полность парализовать еврейскую жизнь. Совет, избранный для руководства этой жизнью, был уже 6 января распущен. Многие евреи уехали из Тарту, в большинстве – в Таллинн. Но после восстановления прежнего порядка они вернулись назад. Но не всем удалось пережить это страшное время. Большевики расстреляли при отступлении невинных евреев Каплана, Шрайберга и Штарка.
(продолжение следует)


Из истории эстонских евреев XVIII
Продолжаем публикацию перевода на русский язык книги Копла Йоктона “Из истории евреев в Эстонии». Начало в номере за март 2003г.
Еврейские общины в провинциальных городах
О Еврейских общинах в првинциальных городах Эстонии имеется очень мало сведений, да и те относятся к недавнему времени. Например, отсутствуют протоколы собраний, поскольку они вообще не велись. Единсвенные источники, с которыми ещё можно считаться, относятся к погребальным братсвам «Хевра кадиша». Всё прочее – это результат устного опроса коренных местных жителей.
Раньше других провинциальных городов евреи поселились в Пярну, так как у этого города было больше торговых контактов, и в целом город в прошлом имел гораздо большее значение, чем сейчас. Первые данные о пярнуских евреях мы находим в конце XVI века.
Достойное упоминания еврейское поселение возникло в Пярну после прибытия сюда на службу «николаевских» солдат. В 1859 году здесь уже был с десяток солдатских семей. На ул.Элийзабети у них буд свой молельный дом, который основали Ицхок Якобсон и Ахарон Павловский. Кстати, последний «николаевский» солдат умер только в прошлом году (1926г.), больше в живых их тут не осталось.
В других городах провинции солдаты также были первыми еврейскими жителями, но для того, чтобы их сосчитать, будет достаточно пальцев одной-двух рук. В валга служили Хирш Бранд, Давид Лейбсон и Серах-Гирш Блум, посзже к ним присоединился солдат по имени Мовша или Овша. В Нарве были Масловский, Давид Бландес, Михман, Мейерович, Лейбо, Рачник, Нотенберг и Кульман. В Бруском полку, который был расквартирован в Нарве, служил еврей-портной Штейнман. В Выру были фельдфебель Йоси Голубов и солдат Йоселевич. В Вильняди проходили службу Павловский и Аврохом, фамилию которого уже не вспомнить. Служили ли в Раквере «николаевские» солдаты уже не помнит ни один из коренных жителей. Известно только то, что там было два «николаевских» солдата, которые позже, во время Крымской войны умерли в период эпидемии и их похоронили отдельно от разделивших их судьбу христиан. Вполне возможно, что Раквере не был местом их постоянной службы и они находились там временно.
В общем евреи посещали такие города довольно редко. Довольно характерен такой случай. В 50-х годах 8 евреев-кантонистов были отправлены из Таллинна в Раквере в командировку по военным делам. Местные жители собрались посмотреть на них, как на диковинных зверей. Христиане не верили своим глазам – евреи такие же как и другие люди, без рогов и хвоста. Даже ещё в 1866 году, когда в Раквере прибыли первые ремесленники Цви Гирш Шерман и Ахарон Идель Фридман (первые евреи Раквере), то они не нашли там подходящих условий для жизни. Их просто боялись. Они были вынуждены жить два года за пределами города у выслужившего солдата-христианина, который раньше бывал в Польше и знал евреев.
Жизнь переменилась после указа 1865 года. В первые годы на молитву собирались дома у одного из евреев. Например, когда в Валга было так много евреев, что можно было молиться , то Салмен Якобсон, который приехал из Курляндии по завершении службы в 1863 году и тут остался, купил у солдата Мовши (или Овши) завещание, которое тот Бог всесть откуда получил. В его доме стали собираться евреи Валга на молитву. Салмен Якобсон привёз из Курляндии также домашнего учителя по имени Моше Йом-тов, который также исполнял обязанности первого в Валга шойхета общины (в «Предпосылках..» отмечено, что это был меламед, которогоЯкобсон привёз для своих детей – прим.переводчика). Позже, когда общины увеличилась, для нужд синагогы был арендован дом. В Валга специальное разрешение было получено в 1871, в Пярну - 1873 , в Вильянди – 1876 году. В Нарве разрешили построить синагогу в 1877 году (в «Предпосылках...» имеется ссылка на мнение Н.Генсса, исследователя истории эстонских евреев, о том, что в Нарве молитвенный дом существовал уже в 1860 году – прим.переводчика). В некоторых местах получением разрешения не занимались, поэтому синагога действовала нелегально.
В то время вся власть в городах принадлежала местным немцам, которые на некоторые вещи смотрели сквозь пальцы. Но своей спокойной жизни мешали сами же евреи своими распрями. На основании жалобы молельный дом в Валга был закрыт полицией в канун Йом Кипура как раз во время молитвы. Люди разбежались в большом страхе, так как их могли отдать под суд, как было выше сказано, за нелегальное использование молельни, то есть без разрешения (в «Предпосылках...» причиной закрытия назван новый полицейский порядок, установленный в губернии по образцу царившего в других частях Российской империи прим.переводчика). И только в 1910 году в Валга было разрешено открыть свою синагогу. В Нарве синагога, построенная в 1884 году, была закрыта на 5 лет в 1890, то есть до 1895 года, когда Сенат разрешил её вновь открыть.
Вместе с появлением общин были заложены и кладбища. В Пярну это было сделано в конце 50-х годов. А первый могильный камень с еврейскими надписями в Нарве относят к 1850 году (в «Предпосылках...» указано, что это самый старый могильный камень в Эстонии). В Валга старое кладбище начали использовать в конце 60-х годов, когда ребёнок Салмена Якобсона был похоронен туда же, куда, как утверждает местное предание, был похоронен и случайно оказавшийся в Валга каторжник еврейского происхождения. Примерно в это же время кладбища были основаны в Выру и Вильянди. В начале 70-х было разрешено открыть кладбище в Раквере, а до этого евреев хоронили на их кладбище в Вяйке-Маарья. Там, где было основано Раквереское еврейское кладбище, были похоронены и двое упомянутых выше «николаевских» солдата, которые умерли от эпидемии времён Крымской войны.
Во всё более разрастающиеся еврейские общины провинциальных городов нужны были раввины. Первым Валгаским раввином был М.Лихтенштейн, который приехал сюда в конце 60-х годов, до этого будучи опять же первым раввином Вильяндиской общины. В Выру первым раввином был некто Фишл (в версии «Предпосылок...» Фишель – прим.переводчика), а в Нарве – Ойзерман (первый шойхет), учителем был Фейгельсон. В 1872 году в Пярну прибыл Михл Овша (по версии «Предпосылок...» его звали Мидель Рубин Ховша – прим.переводчика), которого местные руководители А.Кливанский, Йосеф Клейн и Шолем Нус наняли первым местным раввином. Но здесь возник спор, разрешать который пришлось верховной власти. Члены местной общины Эфраим Шейн, Либесман, братья Хаитовы, Хениг, Музикант и Глезер направили прошение генерал-губернатору Лифляндии (в «Предпосылках...» указана дата 24 мая 1872г., писомь хранилось в архиве г.Пярну – прим.переводчика) не утверждать Овшу Пярнуским раввином, так как местная бедная община в нём не нуждается, тем более, что, якобы, у Овши нет достаточных знаний. Но руководство Пярнуской момлельней считало, что раввин в этом городе всё же должен быть и им удалось добиться своего через магистрат. С помощью полиции руководству удалось добиться отклонения жалобы. В конце концов эта жалоба попала в министерство, где решили Овшу раввином не утверждать. Своё решение мотивировали тем, что в этом уезде евреям вообще нельзя создавать общины.но Овша работал раввином в Пярну 8 лет и без всякого утверждения. Таким образом Пярну отличается от всех остальных городов тем, что там никогда не было официально утверждённого раввина (в «Предпосылках...» отмечено что община Раквере была единственной в Эстонии, где никогда не было раввина, его обязанности исполнял местный шойхет – прим.переводчик).
Так или иначе, но в середине 80-х годов еврейские общины росли постоянно. Например, в Пярну в 1872 году было уже 57 еврейских семей (11 солдат и 46 ремесленников). Через некоторое время их число возросло. В Нарве и Вильянди даже появились еврейские улицы. В Раквере количество еврейских семей возросло к концу 80-х годов до 100. тоже можно сказать и о Валга и Выру. За исключением «николаевских» солдат и ремесленников евреи проживали в этих местах нелегально, занимаясь преимущественно торговлей в деревнях. Многие получили возможность обосноваться благодаря тому, что их усыновили солдаты. Но потом начались массовые выселения. Число евреев в общинах уменьшилось довольно заметно, например, в Раквере из 100 семей остлось только 6 (в «Предпосылках...» отмечено, что многие евреи в страхе перед погромами и преследованиями отправились в Америку – прим.переводчика).
Среди местных евреев было (и есть до сих пор – т.е. в 1926г. – прим.переводчика) много неграмотных. На молитву приходили только для того, чтобы себя показать, поболтать или затевать споры, очень редко, когда обходилось без жалоб друг на друга. (в «Предпосылках...» сообщается, что культурная и экономическая жизнь евреев провинциальных городов находилась на очень низком уровне. Они были неграмотны, занимались мелкой розничной торговлей и ремеслом. Заработанных денег еле хватало на жизнь. На образование детей денег не хватало. В лучшем случае дети пару лет посещали Хедер. Только в начале XX века положение стало улучшаться и родители стали отдавать своих детей в школы, но это не внесло какой-либо дух обновления в их домашний быт, а только отдалило от древних религиозных обрядов. – прим.переводчика)
(продолжение следует)



Из истории эстонских евреев XIX
Продолжаем публикацию перевода на русский язык книги Копла Йоктона “Из истории евреев в Эстонии». Начало в номере за март 2003г.
Еврейские общины в провинциальных городах(продолжение)
По мере приближения фронта к Эстонии в уездных городах, особенно в Южной Эстонии, появилось довольно много солдат еврейского происхождения. Только в 12-й армии после её эвакуации из Риги (в Валга) их было около 500. В армии был образован солдатский комитет, который даже издавал свою газету «Свободный солдат», печатавшуюся в собственной типографии. В рядах еврейской партии социалистической ориентации Бунд состояли не только солдаты, но и местные евреи, среди которых особую активность проявляли Цирельсон и Катц. Действовала и партия «Поалей Цион» («Рабочие-сионисты»), основателем которой был солдат Бройда. Был также основан городской сионистский комитет, в котором с энтузиазмом работали др.Поляковский и К.Кальмансон. нужно отметить, что в 1917 году в Валга действовал первый Совет еврейской общины. На его выборах, прошедших на демократических началах, большинство голосов получили представители Бунда. А на выборах в Валгаский городской совет уполномоченных представителем еврейского населения стал Л.Цирельсон.
В годы войны значительно увеличилось еврейское население и в Выру. Появилось множество бездомных из Курляндии. Сюда прибыли примерно 200 еврейских солдат, которых вырусцы обеспечили кошерной едой на праздник Песах. После революции 1917 года здесь было образовано общество «Единство» («Ахдут»), которое занималось организацией вечеров на национальную тематику и основало библиотеку. На выборах в городской совет уполномоченных своим представителем евреи выдвинули Мейера Гольдберга. в один очень напряжённый момент городской совет решилд выслать из Выру всех евреев, но путём переговоров удалось этого избежать.
В Раквере до революции проживало всего 35 еврейских семей, а членов еврейской общины едва хватало на миньян. С приближением фронта изменилась жизнь и этого города. Сюда прибыли националистически настроенные солдаты. Под их влиянием на демократической основе прошли выборы Совета общины, который стал заниматсья организацией городской общественной жизнью. Была открыта кошерная столовая. После эвакуации российских войск из Риги в городе возросло число бездомных евреев. В этот период при совете была образована политическая секция. Немецкие оккупационные власти всегда шли навстречу просьбам местных евреев. К примеру, была выделена мука для выпечки мацы, которые местные жители называли опресноками.
В Нарве общественная жизнь началась только в 1909 году, когда туда прибыли новые жители. До того момента синагога и погребальное братство не смогли ничего примечательного сделать на этом поприще. Теперь же была основана группа по посещению больных «Бикур Холим», которая для отвода глаз полиции стала называться Обществом по защите ремесленников. Также была основана Сберегательноссудная касса, в правление которой входил и один нееврей, хотя деньги были еврейские (В «Предпосылках...» отмечено, что это было требование властей – прим.переводчика). В 1911 году был основан Хедер – начальная школа для получения еврейского образования. Из-за отсутствия учителя даже представители среднего класса не были в состоянии обеспечить своих детей еврейским образованием. Хедер проработал только 7 месяцев, так как учитель был выслан из города. Позже здесь было открыто отделение Всероссийского общества по здравоохранению среди евреев, под чьим крылом развивалась общественная жизнь Нарвских евреев вплоть до революции. Сразу же после революции молодёжный сионисткий кружок «Хехавер» («Друг»), действовавший до этого в подполье, провёл огромное количество собраний. На первом из низ был учреждён Сионистский комитет Нарвы во главе с др.Вайсманом.
В соответствии с решениями VII Всемирного сионистского съезда было решено образовать избранный на демократической основе Совет еврейской общины. Из 20 мандатов сионисты получили 13. Состав президиума Нарвского совета: председатель Й.Соловейчик, секретарь Киршбаум, бухгалтер Ушаров. Совет состоял из секций. Секция культуры, которая была связана с обществами «Мефицей Хаскала» («Просветитель») и «Тарбут» («Культура»), стала инициатором проведения курсов для взрослых. Для детей по предложению нескольких членов Совета был открыт класс начального образования.
Экономическая секция (в «Предпосылках...» названа социально-экономической – прим.переводчика) основала кооператив кошерной еды и вынашивала плана создания других кооперативов. Религиозная секция изыскивала возможности по строительству синагоги. Секция взаимопомщи взяла на себя функции Общества «Бикур Холим».
Такую активную деятельность прервал захват власти большивиками. До марта 1918 года царило затишье. По завершению немецкой оккупации активность возобновилась. Случилось так, что в Нарву перебрался еврейский учитель. При его содействиии в июле 1918 года в нарве был открыт класс начального образования. В декабре того же года власть в городе вновь захватили большевики. Их представители уничтожили всё, что местные евреи смогли с большими трудностями создать.
Единственное мероприятие, которое разрешали проводить большевики, было собрание с зарание утверждённой повесткой дня. По его окончании все присутствующие были переписаны как политически неблагонадёжные личности. В январе 1919 года Нарва была освобождена от большевиков.
Каков итог военных лет? Многие коренные евреи были согнаны со своих мест проживания и были вынуждены перебраться сюда на постоянное жительство (в «Предпосылках...» отмечено, что в этот период многие евреи Эстонии эмигрировали в Америку, а приезд в Эстонию евреев из других центров традиционного расслеления евреев способствовал активизации обще6ственно, культурной и образовательной деятельности, а пополнение в годы войны и революции множеством евреев из других мест небольших общин провинциальных городов Эстонии способствовало выравниванию их уровня с общинами Таллинна и Тарту и стало хорошей основой для формирования самостоятельного эстонского еврейства– прим.переводчика). Большая часть евреев обеднела, а некоторые наоборот – очень разбогатели. Их неожиданное богатство со всеми присущими ему хорошими и плохими сторонами было порождено военным временем.
(продолжение следует)


Из истории эстонских евреев XX
Продолжаем публикацию перевода на русский язык книги Копла Йоктона “Из истории евреев в Эстонии». Начало в номере за март 2003г.
Жизнь евреев после провозглашения независимости Эстонии и до создания Культурной автономии
Первый Всеэстонский съезд евреев. Тартуский политический комитет

До сих евреи Эстонии составляли небольшую, малозначительную часть семимиллионного еврейства России. Теперь же, в ставшей независимой респеблике они должны были приспособиться к новым условиям. Вместе с чувством освобождения и ответственностью за свою судьбу возникло ощущение страха, обусловленного тем, что отрыв от традиционных центров может повлечь за собой ассимиляцию. Получение права на самоопределение, которое после окончания войны нашло всеобщее признание, вселяло надежду. Небольшой народ в состоянии добиться независимости и свободы лишь тогда, когда он не боится жертв и тягот.
У эстонских евреев началась бурная и многогранная общественная жизнь. Прежде всего это проявилось в консолидации сил. Первой мыслью было создать свой общегосударственный орган, который способствовал бы консолидации эстонского еврейства изнутри и добился его достойного признания в обществе. Это было главным мотивом созыва в Тарту Первого съезда евреев Эстонии 10 декабря 1918 года. Общины представляли: из Тарту – А.М.Узвански, Якоб Генс, Х.Сельманович, Ш.Кропман, раввин Эпштейн, Й.Паенсон и В.Полоцкой; из Пярну – Й.Шац; из Выру – М.Гольдберг; из Нарвы – Шапиро. Этот съезд не оправдал в полной мере надежд, так как мешали тревожные события того периода – большевики захватили Тарту. Из-за этого не смогли приехать делегаты о самой большой общины – Таллиннской: П.Айзенштадт, К.Клячко и Т.Тауб. единственный достижением было избрание Национального политического комитета.
Пришлось ждать, пока большевики не будут изгнаны из Эстонии, чтобы энергично продолжить свою деятельность. Как только в повестку дня встали выборы всеэстонского учредительного собрания, Тартуский политический комитет, принимая во внимание немногочисленность еврейских избирателей, решил поддержать ту из эстонских партий, которая выскажется за защиту основных интересов еврейского населения, как было сказано в решении комитета. Представитель Тарту отправился в Таллинн для согласования этого вопроса. Но там не были согласны с предложениями Тартуского комитета. Тогда последний принял решение, согласно которому все евреи, имеющие национальное самосознание и гражданскую совесть, должны были бы участвовать в выборах. Для ясности добавили: в противном случае это даст повод для утверждений о том, что евреи бойкотируют Эстонию, не признают её. Был даже организован митинг, на котором ещё раз проводилась агитация среди евреев принять участие в выборах в качестве граждан Эстонии. А для того, чтобы евреям было легче понять, кого поддерживать, комитет пообещал запросить у всех партий Эстонии их точку зрения относительно национального вопроса, но это так и не было сделано. В конце концов каждый должен был сам решать, кому отдать свой голос.
Много было сделано для получения евреями права голоса. Это право обрели 410 евреев Тарту. Комитет активно участвовал в городских выборах 1919 года. Евреям удалось протолкнуть своего кандидата (Ю.Генса). выяснилось, что городская управа вычеркнула из списков избирателей многих евреев, даже тех, кто принимал участие в выборах Учредительного собрания. Тартуский комитет немедленно обратился в министерство и ситуация несколько улучшилась.
В 1919 году в прессе появилась заметка генерала Тыниссона о том, что на Нарвском фронте воюют только 4 еврея. На самом деле евреев было гораздо больше, в том числе и подростков и добровольцев, а также граждан других государств. Национальный политический комитет разослал во все города Эстонии запросы о том, сколько и из каких мест служат солдаты еврейского происхождения. Ответы пришли отовсюду кроме Таллинна.
Комиссия по культуре Тартуского совета намеревалась обратиться к военному министру с просбой отпустить солдат на праздник Песах домой, если обстановка это позволит. Национальный политический комитет рассмотрел эту просьбу и решил её не представлять. Но поличной просьбе члена Комиссии по культуре было дано разрешение послать солдатам мацу и предоставить военнопленным кошерную еду.
Как видно, в беспокойное военное время Тартуский политический комитет защищал интеерсы всех евреев.
Таллиннский национальный политический комитет
В ноябре был основан и Таллиннской национальный политический комитет, в состав которого входили по два представителя от местных общественных организаций. В силу своего местопребывания Таллиннский комитет должен был предпринимать шаги перед правительством республики в защиту интеерсов еврейского населения. Эти пожелания и требования были представлены Учредительному собранию. На призыв правительства Эстонии оказать ему материальную поддержку Национальный политкомитет отреагировал тем, что перечислил правительству собранные еврейской общиной 160 тысяч эстонских марок. Талиннский политкомитет поступал всегда с учётом политической обстановки и интересов евреев.
На антисемитские выступления в прессе комитет отреагировал визитом своего руководства в правительство республики. Там представителей комитета заверили, что в Эстонии нет места антиеврейским настроениям. Для того, чтобы подобные обращения в правительство не были голословными, комитет отправил циркуляр во все города с просьбой сообщать об антисемитстских выходках.
В планах Таллиннского комитета было проведение Второго всеэстонского съезда общин. Но выяснилось, что тоже самое намерен сделать и Тартуский комитет 23 апреля 1919 г. в Таллинне. После выборов в Таллиннской общине политкомитет превратился в секцию под началом правления общины. Выяснилось также, что 23 апреля по разным причинам не подходит для проведения съезда и его решили перенести на 11 мая, когда он и состоялся.
Община в первый год независимости
Работа еврейских общин Эстонии, в особенности в Таллинне и Тарту показывала, что пульс общественной жизни стал интенсивно биться. Первое правление Таллиннской общины было избрано демократическим путём. В президиум вошли: председатель Б.Маковский, вице-председатели М.Блумберг, Г.Маркович и К.Клячко, счетовод Страж и секретари др.М.Эпштейн и А.Рохлин. была организована поддержка бездомным евреям, которые прибыли из прифронтовых городов Освободительной войны, в основном, из Нарвы и Раквере и остались жить в Таллинне. Также было улучшено положение служащих правления общины.
В Тарту после изгнания большевиков была образована временная коллегия («Предпосылки...» уточняют, что коллегия была позже заменена Советом Еврейской общины, – прим.переводчика), которая должна была руководить общественной жизнью общины. Была предпринята попытка привести деятельность организаций в соответствие с требованием времени и перевести в подчинение Совету общины работу частных кружков и обществ, что завершилось успехом. К примеру, в подчинение Совету перешла Касса взаимопомощи. Был открыт мясной магазин, кооператив, биржа труда. Все религиозные мероприятия в городе проводились под началом Комиссии по религии.
Касса взаимопомощи, которую в 1919 году преобразовали в Группу по оказанию социальной помощи, оказывала в том году ежемесячную или единоразовую помощь 53 семьям, добивалась получения более крупных пожертвований. Из фонда денежной помощи «Меот хитим» («Немного денег») помощь получали 271 человек. В том же году в Тарту была основана Группа по уходу за больными.
12 мая 1919 года в Тарту был открыт второй центр общественной жизни – «Ахдут» («Единство»), куда входили т.н. буржуа. Эту организацию нельзя сравнить с другим, более демократически настроенным обществом, которое уделяло большое внимание вопросам культуры.
Из-за близости фронта сильно пострадали общины Валга, Выру и Раквере, но особенно Нарвы. Многие евреи были вынуждены покинуть свои дома, в особенности из Нарвы и Раквере, и отправиться в Тарту и Таллинн. Больше всего пострадали евреи Нарвы, где пребывание штаба Юго-Западной армии Юденича вызвало рост антисемитских настроений. Из-за непрерывного артиллерийского обстрела полностью сгорела Нарвская синагога. Тем не менее евреям не разрешали покидать этот город. Очень редко кому удавалось уехать, прибегнув к хитрости. Нарвская община обращалась к властям с протестами на антисемитские проявления, но, как и следовало ожидать, они оставались без ответа. Также осталась неудовлетворённой просьба местных евреев получить по случаю праздника Песах вместо хлебных карточек муку для выпечки мацы.
Беды военного времени практически не затронули общины Пярну и Вильянди.
(продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments